Знаменитые и печальные истории гирсутизма: Хулия Пастрана

Хулия Пастрана родилась в Мексике и с рождения страдала выраженным гипертрихозом: все ее тело, включая и лицо, покрывали жесткие волосы. Она была ростом всего 138 см, имела кривые зубы, непропорционально большие нос и уши. Несмотря на уродство, она была добра, выучилась читать и писать на испанском и английском языках, а еще замечательно танцевала и играла на музыкальных инструментах, как вспоминает Чарльз Дарвин.

Фотография Джулии Пастраны

Жизнь Пастраны изменила встреча с предприимчивым американцем по фамилии Райтс. Он предложил девушке участвовать в цирке «курьезных редкостей». Пасторана оказалась востребована.

Позже, в труппе мистера Битча, она познакомилась с Теодором Лентом, нанятым кучером для очередных гастролей. Лент убедил волосатую артистку выйти за него замуж — в те времена, это означало, что всеми заработками Пастраны теперь распоряжается муж. Битч пожаловался на сбежавшую парочку в полицию, но остался ни с чем: брачные узы считались значимее договора найма. Лент научил жену танцевать и музицировать, и отправился в мировое турне под названием «бородатые и волосатые леди». В 50-х годах XIX века Пастрана демонстрировалась по всей Европе.

На сцене ей приходилось не только показывать свои особенности, строить глазки на сцене и танцевать с гостями, как в начале цирковой карьеры: для выступления в Германии, например, она играла в написанной для нее пьесе о влюбленном юноше, не подозревающем, что´скрывает вуаль незнакомки. Когда влюбленный покидал сцену, девушка показывала лицо ко всеобщему смеху зрителей. Пьеса заканчивалась на том, что ухажер, увидев лицо возлюбленной, отрезвлялся и сбегал. (Власти Лейпциге в1857 году запретили спектакль, объявив его непристойным и аморальным.)

Рисунок Хулии для афишы

В России Пастрану встречали как звезду, и она даже упоминается в первом томе романа «Петербургские трущобы» Всеволода Крестовского, повести Льва Толстого «Поликушка», рассказе Аверченко «На «Французской выставке за сто лет», водевиле «Жених из долгового отделения» И.Е. Чернышева, а также в многочисленных мемуарах того времени. Например, Фёдор Тютчев писал жене, что граф Кушелев привёз Хулию в своё имение в Полюстрово, где вечером она гуляла под руку с господами из высшего общества — Кушелев заплатил за это 200 рублей (для сравнения: билет на премьерный «концерт» стоил 1 рубль 50 копеек). Там же она познакомилась с Александром Дюма, другой привезенной Кушелевом знаменитостью. Вместе они, Дюма и Пастрана, совершили вояж по России, добравшись до Таганрога, после чего Дюма отправился на Кавказ, а Пастрана — в Харьков, где на ее выступление заглянул сам российский император.

Во время гастролей в Москве Пастрана забеременела. Родившийся в 1860 году ребенок был покрыт волосами и вскоре умер. Спустя пять дней Пастрана тоже скончалась из-за родовых осложнений. Лент обратился к профессору Соколову, чтобы забальзамировать тела жены и сына и продолжить турне, однако Соколов отказался отдавать результат своей работы. Ленту удалось выиграть суд лишь после демонстрации свидетельства о браке. После этого Лент выставлял мумии в Европе, но трупы быстро наскучили публике. Встретив однажды другую женщину, страдающую гипертрихозом, он объявил ее сестрой Хулии и стал выставлять всех троих. В 1880 Лент угодил в психиатрическую лечебницу в Петербурге, а его новая супруга с мумиями продолжила давать представления, пока устроитель одной из выставок по фамилии Гасснер не присвоил мумии себе и не продал в большой цирк в Вене в 1895 году, откуда они исчезли и лишь спустя 25 лет всплыли в Норвегии. Тело Хулии вернулось в Мексику лишь в 2013 году, и было предано земле.

Мумия Хулии и ее сына